Иркутский драматический театр

Здание театра - вещь особенная, требующая от его создателя огромного искусства и мастерства. Театральное действие возможно поставить в неприспособленном для этого помещении, но это не будет настоящим театром. Театр - это храм искусства, и он должен выглядеть соответственно своему высокому назначению.

Иркутск был и остается городом театральным. Интерес иркутян к театру не ослабевал на всем протяжении его истории.



Городу повезло. Театр здесь появился в конце XVIII в. Трудно назвать точную дату его возникновения. Но о нем с восторгом пишет в своих дневниках ученый-ботаник, член Российской академии наук Иоганн Сивере, побывавший в Иркутске в 1791 г. Каким был этот театр - неизвестно. Скорее всего, он располагался в жилом доме и не имел специального помещения. А вот описание публичного театра, устроенного в первые годы XIX в., можно найти у писателя-иркутянина И.Т. Калашникова: "Здание, в котором он помещался, не было, признаться сказать, из числа великолепных: это был одноэтажный деревянный дом, вросший в землю. В нем была выкопана глубокая яма, в которой были устроены сцены, партер и ложи, помнится, в три яруса. Все было улажено, как следует: оркестр находился перед сценой, сцена была возвышена и довольно обширна, кулисы и передняя занавеса были весьма удовлетворительны, декорации переменялись скоро, машины были довольно исправны". Но просуществовал он недолго.

До середины XIX в. представителями разных сословий предпринимались попытки организовать театр в Иркутске. В основном это были любительские спектакли, ставившиеся в различных помещениях. Например, в середине 1830-х гг. "представления проходили в деревянном бараке, построенном в центре городского сада... Барак был неказист и мал...".

И только в 1851 г., благодаря усилиям "гражданина царства Польского" Иосифа Маркевича, город получил постоянное театральное здание. Маркевич обратился к бывшему в то время генерал-губернатором Восточной Сибири графу Н.Н. Муравьеву с просьбой о выделении ему из казны на строительство десяти тысяч рублей. Н.Н. Муравьев, "сознавая великое образовательное и воспитательное значение театра, понимая, какое громадное влияние он может оказать на местное население", помог. Деньги были взяты из средств винного откупа и из пожертвований именитых купцов Иркутска. Театр построили на углу улиц Троицкой (5-й Армии) и Большой (К. Маркса), где теперь находится современный красавец. Торжественное открытие его состоялось 22 октября 1851 г. Как писали очевидцы, "...в архитектурном и акустическом отношениях театр удовлетворял всем требованиям сценического искусства. Здание деревянное длиною семнадцать, шириною двенадцать и вышиною до четырех сажен. Два яруса лож и галерея, партер и девять рядов кресел расположены с большим знанием дела и в отличном вкусе".

Но 16 января ,1861 г., накануне отъезда из Иркутска генерал-губернатора Н.Н. Муравьева-Амурского, городской театр "днем сгорел до основания".

Новый генерал-губернатор М.С. Корсаков путем частной подписки собрал 8 000 рублей, и началось новое строительство.

14 октября 1864 г. театр, возведенный иркутским архитектором Владиславом Андреевичем Кудельским, был открыт. Правда, располагался он на другом месте, на углу улиц Дворянской (Рабочая) и Тихвинской (Сухэ-Батора). Как отмечал Н.С. Романов в "Иркутской летописи", "отделка театра внутри очень красива, здание деревянное, оштукатуренное". В марте 1871 г. в Иркутск на генерал-губернаторство прибыл Николай Петрович Синельников. Опытный администратор и человек, не чуждый искусству, Синельников решил построить новый театр. По его приглашению изначальный капитал на постройку в 3 000 рублей дал городской голова, потомственный Почетный гражданин Сергей Константинович Трапезников. И уже в июне этого года на углу Большой и Троицкой улиц, там, где раньше стоял сгоревший театр Маркевича, начинается строительство. Но первого пожертвования хватило только на устройство фундамента, обработку и закладку цокольного камня и кирпича. Поэтому Синельникову вновь пришлось обратиться за помощью к именитым гражданам. Крупные суммы денег пожертвовали купцы Иван Иванович Базанов, Яков Андреевич Немчинов и Михаил Александрович Сибиряков.

Работами по постройке руководил автор проекта - Николай Иванович Бенземан, а с конца 1872 г. еще и Владислав Андреевич Кудельский. Непосредственное "попечение о постройке театра", несмотря на огромную занятость, осуществлял сам генерал-губернатор.

Строительство велось скоро, и уже 1 января 1873 г. новое здание было торжественно открыто. Но, опять-таки, судьбе было угодно, чтобы и этот театр постигла участь его предшественника. Утром 28 октября 1890 г. он сгорел. Город вновь остался без театра.

"Иркутские жители лишились на долгое время одного из способов всем доступного, приятного и полезного времяпрепровождения, и вопрос о постройке нового театра выдвинулся, как предмет настоятельной необходимости".

Инициативу по созданию нового здания взял на себя Иркутский генерал-губернатор Александр Дмитриевич Горемыкин. Он "принял на себя почин в деле собирания частных пожертвований". Вскоре после пожара главный начальник края обратился с телеграммами к тем из иногородних жителей, чьи интересы соприкасались с Иркутском, по большей части к бывшим иркутянам, щедрая благотворительность которых была достаточно известна. Адресаты именем Иркутска приглашались оказать посильную помощь на сооружение нового театра. Такие телеграммы были направлены следующим 15 лицам: Ю.И. Базановой, П.А. Сиверсу, Я.А. Немчинову, И.В. Баснину, А.К. Трапезникову, И.С. Котельникову, И.М., A.M. и К.М. Сибиряковым, A.M. Сибиряковой, А.К. Медведниковой, Е.В. Барановской, А.И. Шанявскому, Н.Д. Стахееву, Ф.В. Сабашникову. Кроме того, генерал-губернатор обратился с циркулярным письмом о пожертвованиях к тем из местных жителей, которые обладали достаточно весомыми капиталами и вместе с тем были известны "своею постоянною отзывчивостью ка всякого рода общеполезным делам". В этом же письме он предупредил, что здание должно быть обязательно каменное, и расходы на его сооружение должны составить не менее ста пятидесяти тысяч. В заключение А.Д. Горемыкин приглашал адресовать пожертвования на его имя в Иркутское отделение Сибирского Торгового банка. О каждом пожертвовании предполагалась публикация в "Иркутских губернских ведомостях", что впоследствии и делалось. Само же расходование собранных денег планировалось производить "по коллегиальным постановлениям специально образованного строительного Комитета с представителями от городского управления". Это письмо было послано 42 лицам. Вскоре стали поступать пожертвования. Правда, не все, к кому обратился за помощью генерал-губернатор, откликнулись на его просьбу. Зато внесли средства те, к кому специальных обращений не было. Интересно отметить, что среди меценатов были Яков Андреевич Немчинов, один из жертвователей на старый театр, а также родственники И.И. Базанова и М.А. Сибирякова. Добрые традиции благотворительности продолжались! Все денежные поступления, а к концу 1891 г. они составили 170 430 рублей, давали возможность непосредственно перейти к решению вопроса о строительстве театрального здания.

Генерал-губернатор обратился к городской думе с письмом, в котором изложил свои предложения относительно возведения нового театра. Городская дума, рассмотрев это письмо на своем заседании 1 ноября 1891 г., образовала комиссию для дальнейшей разработки всех условий предстоящего сооружения. В состав этой комиссии были избраны В.А. Кудельский, И.А. Мыльников, А.П. Пятидесятников, С.С. Кальмеер, В.В. Жарников.

В конце 1891 г. генерал-губернатор разослал персональные приглашения ряду лиц с предложением принять участие в работе образованной комиссии. Такие приглашения получили: Иркутский губернатор генерал-майор К.Н. Светлицкий, начальник канцелярии Иркутского генерал-губернатора И.П. Моллериус, камергер Двора Его Императорского Величества П.А. Сивере, архитекторы Г.В. Розен, И.Ф. Тамулевич, городской голова В.П. Сукачев, один из директоров прежнего театра - Б.Г. Патушинский и чиновник особых поручений при Иркутском генерал-губернаторе Д.В. Безобразов. Безусловно, все приглашенные выразили полное согласие.

Вечером 28 января 1892 г. в доме генерал-губернатора состоялось первое заседание Иркутского театрально-строительного комитета. В его состав вошли лица, выбранные городской думой и назначенные генерал-губернатором. Председателем комитета был избран А.Д. Горемыкин, товарищем председателя - К.Н. Светлицкий, делопроизводителем - Д.В. Безобразов, бухгалтером -В.В. Жарников.

Состав комитета в период строительства театра (до конца августа 1897 г.) частично изменился. Умер П.А. Сивере, уехал из Иркутска Г.В. Розен. Вместо них вошли архитектор А.И. Кузнецов, инженеры А.К. Лукенберг и С.С. Гендель, купец П.Д. Коротаев. Интересно сложились взаимоотношения созданного театрально-строительного комитета с городской думой. На ее утверждение выносились лишь те предложения, которые имели отношение к думе как хозяину будущего театра и всего городского имущества, например, выбор места для получения разрешения произвести на нем постройку, проект здания и т.п. Сам театрально-строительный комитет непосредственно заведовал постройкой нового театра, закупая строительные материалы и заключая с разными лицами договоры.

На первом заседании члены комиссии пришли к соглашению, что строить новый театр нужно на том же месте, где находился сгоревший. Выработали и предварительные условия, которым должен был отвечать проект будущего театрального здания. Особо оговаривалось, что "в будущем театре должно быть как можно более дешевых мест, дабы сделать его общедоступным для массы населения".

Первоначально предполагалось использовать проект какого-нибудь из уже построенных в России театров. Довольно пристально рассматривался проект самарского театра, одного из лучших провинциальных театров. В ходе решения вопроса о проекте комитет обратился за помощью в петербургское Общество архитекторов. В июне 1892 г. из общества за подписью Н. Бенуа был получен ответ о согласии объявить конкурс на проект каменного здания театра в Иркутске.

Но не все члены комитета соглашались с объявлением конкурса, и окончательное решение запроса затягивалось. Наконец, в ноябре 1892 г. находившийся в Санкт-Петербурге генерал- губернатор сам принял решение о согласии на разработку Обществом архитекторов программы конкурса. На основании программы, ранее предложенной Г.В. Розеном, а также нивелировки местности, проведенной инженером П.И. Масленниковым, в столице были зыработаны и, после одобрения со стороны театрально-строительного комитета, опубликованы в феврале 1893 г. в газетах Санкт-Петербурга, Москвы, Одессы, Киева, Варшавы, Риги, Гельсингфорса и Иркутска окончательные условия конкурса. Последним сроком предоставления проектов определялось 16 апреля 1893 г. Всего на конкурс поступило 35 проектов.

Подведение итогов состоялось 29 июня. В тот же день в Иркутск на имя генерал-губернатора была отправлена следующая телеграмма:

"Сегодня доложено заключение комиссии судей конкурса Иркутского театра. Первым признан проект профессора В.А. Шретера девиз "OPUS № 1893", вторым архитектора Н.М. Проскурнина девиз "Иркутск", третьим гражданского инженера А.А. Максимова девиз "16", четвертым академика А.Г. Трамбицкоао девиз "На счастье", пятым проект академика Н.К. Толвинского из Одессы девиз "Мельпомена". Кроме того, комиссия рекомендует приобресть проекты под девизами "Amiсо" и "Охота пуще неволи". По составлении соображений стоимости отопления, вентиляции, проекты немедленно будут препровождены Вашему Превосходительству.

Председатель Е.Жибер".

В конце октября проекты поступили в Иркутск и были внимательно рассмотрены особой технической комиссией из местных архитекторов и инженеров. Ими так же, как и петербургским жюри, был выбран проект Виктора Александровича Шретера, однако автору предлагалось сделать некоторые частичные изменения. Шретер на это согласился, и его проект был окончательно принят на заседании строительного комитета 4 декабря 1893 г., а перед этим он был выставлен для ознакомления иркутской публики в помещении городской управы. На этом же заседании комитета производителем работ по постройке театра был избран гражданский инженер Прохор Иоакимович Масленников, занимавший в это время должность старшего инженера Управления строительной и дорожной частями при Иркутском генерал-губернаторе, а немного позже ставший губернским архитектором.

Затем постановление комитета было передано на утверждение городской думы как хозяина будущего театра. Дума вполне одобрила предложения комитета, и 18 декабря профессору Шретеру был послан окончательный заказ на изготовление всех необходимых чертежей. В марте 1894 г. В.А. Шретер прислал в Иркутск план подвального этажа, а в апреле - остальные чертежи, что позволило приступить к непосредственному строительству здания театра, заготовка материалов к которому началась еще весной 1893 г. Этим занимался строительный комитет и делал все с большой тщательностью. Непосредственно хозяйственной частью на первом этапе строительства заведовал один из бывших директоров театра - купец Борис Григорьевич Патушинский. Благодаря его стараниям, энергии, преданности театральному делу было заготовлено или заказано почти все потребное количество материалов: кирпича, камня, леса, песка, извести, кровельного железа и пр. 12 апреля 1894 г., театрально-строительным комитетом был заключен контракт с гражданским инженером П.И. Масленниковым, по которому тот принял на себя технический надзор за производством работ по постройке театра с гонораром в 4 % от их стоимости. 18 мая торжественно, в присутствии большого количества публики была совершена закладка театра, отслужен молебен, и в фундамент замурована медная закладная доска. Строительство велось довольно быстро, и уже к октябрю кладка наружных стен была доведена дo перемычек второго этажа, а внутренних - до перемычек бельэтажа. Но, к сожалению, встает вопрос о грозящей нехватке денежных средств в связи с начавшимися работами по сооружению железной дороги, что вызвало резкое вздорожание как строительных материалов,так и рабочих рук.

В соответствии со строительными правилами того времени, зимой строительство не велось. Строительный сезон 1895 г. из-за дефицита денежных средств начался достаточно сложно. В апреле на заседании театрально-строительного комитета было принято решение производить работы в упрощенном виде, избегая каких-либо излишеств, откладывая ряд "непервостатейных" дел до накопления нужных средств. Все случаи упрощения и удешевления проекта согласовывались с В.А. Шретером. Ситуация осложнилась и тем, что с поста заведующего хозяйственной частью ушел Б.Г. Патушинский, много сделавший для театра на первом этапе строительства. На его место был избран купец Василий Васильевич Жарников, исполнявший до этого обязанности бухгалтера и казначея.

Но несмотря на все трудности периода весны и лета 1895 г., здание продолжало возводиться. В это время строительстве ежедневно трудились от 45 до 57 каменщиков и около 20 плотников, не считая чернорабочих. К осени число каменщиков сократилось до 13 человек в день но зато количество плотников увеличилось до 30, начинают работать печники. В целом за строительный сезон 1895 г. были возведены стены театра под крышу и, частично, крыша.

1896 г. опять начался значительными затруднениями. По своим личным обстоятельствам В.В. Жарников был вынужден отказаться от ведения хозяйственных дел. Театрально-строительный комитет оказался в достаточно трудном положении, так как никто из членов комитета не мог принять на себя эту чрезвычайно сложную и хлопотливую должность. По.предложению губернатора К.Н. Светлицкого на этот пост был приглашен купец Павел Дмитриевич Коротаев, не входивший ранее в комитет, но весьма сведущий в хозяйственных вопросах. Объем предстоящих работ был велик, а средств опять не хватало. На заседании театрально-строительного комитета 20 февраля был даже поставлен вопрос о необходимости оградить уже возведенное здание на случай временной приостановки строительства. "В 1896 г. касса театрально-строительного комитета настолько оскудела, что поколебалась надежда на дальнейшую возможность безостановочного окончания дела. Комитет просил председателя вновь обратиться к помощи жертвователей, и на этот раз надежды на отзывчивость местных общественных деятелей оказались, как и прежде, не напрасными".

Благодаря этим новым пожертвованиям стало возможным доведение строительства до конца. А работа предстояла немалая: окончить и окрасить крышу, сделать портал, произвести наружную и внутреннюю штукатурку, установить фигурные и лепные украшения, вставить окна и двери, устроить калориферы, вентиляцию, лестницы, сложить все своды внутри здания, окончить подшивку потолков, привести в окончательный вид потолок зрительного зала, настлать полы, устроить ложи и оборудовать сцену, заказать и разместить мебель. Характер производимых работ обусловил и набор рабочей силы по специальностям. Значительно уменьшилось количество каменщиков - до 12-14 человек ежедневно, число плотников увеличилось до 25-30, было набрано до 20 печников, трудилось до 40 чернорабочих. В жаркие дни для мелких нетрудоемких работ нанимались мальчики, которые в основном разносили воду, их было иногда до 15, и труд оплачивался.

Но до конца 1896 г. не удалось завершить все, что требовалось.

На заседании театрально-строительного комитета 25 ноября 1896 г. производитель работ П.И. Масленников окончательно не согласился с мнением технической комиссии с укрепления колонн и стоек в зале театра, предложенном инженером В.О. Тышко директором Иркутского технического училища. Масленников отказался от "производства работ по установке "колонн". В связи с этим комитет постановил "пригласить другое лицо, право производить постройки, для окончания работ по постройке театра". Таким человеком стал гражданский инженер Сергей Иванович Белынецкий, который и довел строительство до конца. Театр был готов к августу 1897 г.

Профессор В.А. Шретер живо интересовался ходом работ, следя за ними по посылавшимся ему отчетам. Но не все из задуманного архитектором в оформлении театра, из-за нехватки средств, нашло свое воплощение, о чем сам автор сожалел, но, как отмечалось в "Очерке о постройке театра", "чрезвычайно отзывчиво относился ко всем возникавшим вопрсам затруднениям". Правда, свое детище, которому он отдал много сил, энергии и времени,он так никогда и не увидел. Торжественное открытие городского театра состоялось 30 августа в час дня в присутствии генерал-губернатора А.Д. Горемыкина, губернатора, городского головы, воспитанниц воспитанников учебных заведений и многочисленной публики. В большом фойе театра отслужили молебен, куда были приглашены певчие и принесены иконы из Харлампиевской церкви. По окончанию молебна и освящения театра гости разместились в зале, а театрально-строительный комитет - на сцене. Торжественное заседание открыл А.Д. Горемыкин, а с отчетом о постройке выступил один из директоров театра - А.А. Корнилов

Иркутский драматический театр: история строительства (1894-1897).
А. Гаращенко, Е. Ладейщикова, А. Ладейщиков, Н. Торшина.